Новости региона: Славянск, Краматорск, Николаевка, Святогорск и Красный Лиман
новости
ТВ ПЛЮС        

Последний пират

Увеличить фото...
Начало морского разбоя теряется в дымке веков. А последние явления настоящего корсарства, под парусами и "Веселым Роджером", отмечены всего 86 лет назад.
20-04-2004

"ДО НАШЕЙ ЭРЫ СОБЛЮДАЛОСЬ ЧУВСТВО МЕРЫ..."

Так говорит В. Высоцкий в песне о флибустьерах. До нашей эры - бесспорно. Известно, например, что еще за несколько десятилетий до рождества Христова в руках у морских грабителей оказался даже Юлий Цезарь. А насчет чувства меры ... как сказать.

За того же Цезаря был назначен выкуп 20 талантов (100.000 золотых марок по нынешнему курсу). Говорят, самовлюбленный Гай Юлий убедил корсаров взвинтить эту цену до 50 талантов, и такую небывалую мзду им заплатили. Хотя, едва обретя свободу, будущий первый консул собрал эскадру, захватил обидчиков и казнил их распинанием.

Можно сказать, благодаря пиратам, обнаружил свой литературный талант Мигель де Сервантес. В молодости великий испанец, будучи флотским капитаном, оказался в турецком плену. Затем, вместе с братом Родриго, будущего автора "Дон Кихота" продали в рабство алжирскому паше.

Денег, полученных Сервантесом-отцом под залог дома, хватило для выкупа одного Родриго. Старшему брату, Мигелю, оставалось периодически ударяться в бега и столь же регулярно бывать пойманным.

Наконец, с помощью монахов ордена Трех ипостасей, заветные 500 талеров насобирали. Через пять лет и один месяц рабства горемычный Мигель обрел долгожданную свободу. Плен не добавил здоровья капитану флота, и службу пришлось оставить.

Перо и писчая бумага начали кормить бывшего офицера. А спустя четверть века, в 1605-м, родилась первая часть книги о рыцаре Печального Образа...

Впрочем, история знает периоды, временного избавления от разбоя на морских трассах. Так было во времена Цезаря, когда полководцу Гнею Помпею вменили обезопасить водную гладь от налетчиков. Флотилия Гнея из полутысячи разнокалиберных челнов тогда справилась с задачей.

600 лет назад подобного успеха добились ганзейские купцы, снарядившие особое антитеррористическое судно - "Пеструю корову".

Тогда средневековый пейзаж гамбургских окраин разнообразили выставленные на кольях срубленные головы знаменитых флибустьеров Штертербекера, Михельса и семидесяти двух их подельников.

Вошла в летописи отповедь, данная молодым американским флотом зарвавшимся ливийским джентльменам удачи. Когда миролюбивого президента Джефферсона, более склонного тратиться на откупное, чем на военные нужды, вывели из себя растущие аппетиты ливийцев, он послал эскадру во главе с фрегатом "Конститьюшн" образумить злодеев. Несколько недель 1804 года корабли бомбардировали порт и город Триполи, добившись от паши клятвенного заверения не трогать больше американских судов.

И Бонапарт находил управу на разбойных арабов. Дею Мустафе он писал: "Если вы не перестанете захватывать французские корабли, я высажу 80 тыс. человек на побережье и разрушу ваше государство до основания". В ответ Марокко предложило Наполеону миллион франков компенсации, вместе с гарантиями безопасности для французских мореходов.

Но... Бонапарт пришел и ушел, а пираты остались. Так что христианские страны еще и в 19 веке исправно платили дань пиратам-мусульманам. Вот реестр мзды, собранной Алжиром за 1807 год: Испания - 12 тыс. золотых франков, Голландия - 40 тысяч, Австрия - 50 тысяч, США - 100 тысяч, ганзейский союз - еще больше. Лишь Владычица морей ограничилась 10 тысячами.

Крест этим поборам лег в 1830-м, когда Франция завоевала Алжир (неоспоримый плюс колонизации). Средиземноморье обрело покой, но на карте осталось много других, беззащитных от посягательств, судоходных трасс.

ТОЛЬКО СМЕЛЫМ ПОКОРЯЮТСЯ МОРЯ

Вопреки кажущемуся стереотипу, последним в истории капитаном, водившим свой экипаж на абордаж, был не слуга Аллаха. Эту роль фортуна возложила на морского офицера кайзеровской Германии, капитан-лейтенанта Феликса Люкнера. Этот человек, даром что графского рода, имел утро жизни, с лихвой наполнившее бы яркими приключениями биографии дюжины отъявленных сорвиголов. Чего стоила, например, одна присущая аристократу особенность: стоило Феликсу появиться на берегу водной глади, как обязательно кого-нибудь черт дергал тонуть, и графу приходилось спасать несчастного. Такая ситуация, возможно, и предопределила будущее 29-летнего Феликса, когда он в конце декабря 1910-го спас в Гамбурге, при 13-градусном морозе, барахтавшегося у причала человека. Медаль за спасение утопающего, уже пятого по счету, вручал командующий флотом адмирал принц Генрих Прусский. Он и предложил фон Люкнеру перейти из резерва в боевую эскадру.

А осенью 1912-го Феликс, по доброй привычке, вытащил из моря данцигского градоначальника, чей катер на акватории порта в щепы разбился от столкновения с буксиром. Знаменитого спасателя потребовали в Берлин, на высочайшую аудиенцию. Оттуда граф вернулся командиром канонерки "Пантера".

С началом первой мировой Феликс попросился на большой корабль. Его назначили командиром башни главного калибра на линкоре "Кронпринц", принявшем участие в знаменитом Ютландском бою. Затем была должность артиллерийского офицера на вспомогательном крейсере "Меве" ("Чайка").

... Настала осень 1916-го, а с ней и следующий зигзаг судьбы. Люкнера вызвали в Главный морской штаб в Берлине.

- Что бы вы сказали, граф, - спросил адмирал, - если бы мы назначили вас командиром парусного вспомогательного крейсера, на котором вы, миновав английскую блокаду, прорвались бы в океан и начали борьбу с судоходством противника? Мы остановили свой выбор именно на вас...

Таким вспомогательным крейсером стала парусная шхуна США, перехваченная немецкой субмариной И-36 и отконвоированная в порт Геестмюнде.

Шхуну переделывали в строжайшей тайне. Установили замаскированный дизель, цистерны для солярки и пресной воды, емкостью 480 и 360 тонн соответственно. Запас еды рассчитывался на двухгодичный прокорм. Всю среднюю палубу отвели для пленных, коих могло разместиться 400 душ. Для капитанов и офицеров захваченных судов оборудовали двух-трехместные каюты и отдельную кают-компанию. Для смягчения участи будущих пленников не забыли англо- и франкоязычные книги, граммофон, карты, шахматы и лото.

Серьезнейшим образом побеспокоились о корабельной легенде, без которой английскую блокаду Северного моря было не пройти. Экипажей набрали два: боевой (64 человека) и маскировочный (23 человека), последний - со знанием норвежского либо шведского языка, но вся команда - с опытом плавания на парусниках.

Всем якобы норвежцам, как и судну, выправили поддельные документы. Одежду и личные вещи тоже запасли норвежские.

Зато немецкий состав упрятали в тайнике нижней палубы. Ход туда вел через потайные двери и люки, которые закрывались ларями со штормовым оборудованием. В тайниках схоронили также винтовки, пистолеты, гранаты, пулеметы и две 105-миллиметровых пушки.

Шхуну окрестили "Зееадлер" - "Морской орел". 21 декабря 1916 она покинула гавань, распустив все 2600 кв. метров своих парусов.

ОДИССЕЯ "МОРСКОГО ОРЛА"

Удача, старая подруга Феликса Люкнера, не изменила ему и на этот раз. Дизель-парусник благополучно пересек минные заграждения и вышел в открытое море. Говорят, что 23 декабря 1916 у немецких берегов разыгрался ураган, равного которому не знала история. На шхуне паруса с лопнувшими шкотами рвало в клочья и уносило в небо. Зато не было англичан, укрывшихся в бухтах...

Яростный шторм вынес "Зееадлер" из Гольфстрима и повлек на север. Корабль покрылся льдом, паруса затвердели, такелаж примерз, люки не открывались, судно дрейфовало. А на четвертые сутки показался британский крейсер...

...Досмотр прошел на редкость удачно. Правда, с малым недоразумением. Матросу на верхней палубе взбрело, что уплывающие восвояси англичане раскрыли подвох, и он отчаялся: "Все, конец!" В трюме из-за этой фразы подожгли бикфордов шнур заряда самоликвидации. Когда Феликс, отбив лед, прыгнул в трюм, до взрыва оставалось 3 минуты. Виновных он не распек: главное, что в команде царил нужный боевой дух.

...Путь был свободен. Распустив гряду белоснежных парусов, "Зееадлер" устремился в благословенный для него район Атлантики - 5 градусов норд и 30 градусов вест. И удача не заставила себя ждать.

Сценарий захвата был прост: шхуна либо имитировала пожар на борту, либо просила у встречного точный хронометраж. Затем приблизившееся судно пугали орудийным выстрелом по курсу, явлением вооруженных людей в немецкой форме, прыгающих из-за фальшбортов, как черт из табакерки, а также зловещим каперским вымпелом, дополняющим германский военно-морской флаг. "Зееадлер" был единственным в годы войны судном, взвивавшим красный флаг с изображением черепа и скрещенных костей.

Ну, а бедных жертв добивал ужасный рык, издаваемый нападавшими через мегафоны: "Приготовить торпеды!" В ответ с атакуемого судна отчаянно неслось многоголосое: "Не надо, не надо торпед!" Жертва мгновенно обрастала развевающимися белыми простынями, полотенцами, скатертями. Даже кок начинал трепыхать белым передником.

Потом "Зееадлер" принимал на борт гостей и наиболее ценную добычу, а судно-донора топили подрывным зарядом.

...С 21 января по 21 марта 1917 Люкнер захватил девять призов общим водоизмещением 40000 тонн и принял на борт 263 пленных. Обращение с ними было прямо-таки дружественным: гостей отлично кормили, о них заботились, даже развлекали музыкой под оркестр трофейных инструментов. В ответ новоприбывшие дружно болели за команду при очередном абордаже и рукоплескали удачному захвату.

Идиллию пришлось нарушить из-за лимита провианта. Сыграв отвальную и расставшись наилучшими друзьями, пленников на очередном захваченном судне делегировали в Рио-де-Жанейро. С этого дня сами пираты стали целью охоты британского флота.

...С большим трудом Люкнер обогнул мыс Горн и, едва улизнув от английского крейсера, вырвался в Тихий океан. Здесь до самых Гавайев пираты не обнаружили никакой добычи.

Рейд продолжался уже 250 дней, за которые не восполняли запасы воды. В сочетании с жарой, влажностью и неполноценным рационом это пошатнуло здоровье команды. У многих обозначились симптомы заболевания "бери-бери".

ОСТРОВА НЕВЕЗЕНИЯ

Пришлось искать необитаемую сушу - чтобы отдохнуть и пополнить запасы. Таким уголком стал остров Мопелия на Таити. 29 июля 1917 экипаж высадился на эту ожившую сказку. Благоухающий рай, защищенный атоллом, будоражили тучи птиц. Везде ползали черепахи. Лагуна кишела рыбой. В зарослях продирались табуны свиней. Мешали ступать кокосовые орехи. Журчали ручьи. Пестрели небывалые цветы. Бушевали сочные джунгли. Золотился песок. Голубело небо. Ласкало солнце.

...В этом благословенном парадизе "Зееадлер" и нашел свою гибель. 2 августа 1917 волна цунами, двукратно превосходящая высоту мачт, разбила шхуну о рифы. Жертв, к счастью, не было, но пираты в мгновение ока стали робинзонами. Радость вольного бытия как-то поблекла...

Дальше была проза. Капитан Люкнер и с ним пять выносливых моряков отправились на единственной уцелевшей шлюпке в новый рейд - добывать корабль для спасения всех друзей-товарищей. Лейтенант Клинг возглавил оставшуюся часть экипажа. Расставание было тягостным...

Предчувствия не обманули. Феликс и его смельчаки, преодолев сотни миль и посетив несколько островков, через 4 недели добрались до Вакая. На этом острове их арестовали британцы.

Потом был дерзкий побег, захват шхуны "Моа" - и новый арест британцами. С 21 декабря 1917 Люкнер и пятеро его моряков ожидали конца войны в английском плену на острове Мотуихи.

...Основной экипаж "Зееадлера" тоже не сидел без дела. Робинзоны быстро овладели заглянувшим на Мопелию французским парусником "Лютеция" и 5.09.1917 вышли в океан с теми же французами в роли пленных. Но через месяц, близ Устричных островов, судно наскочило на необозначенный риф и пришло в негодность. Четыре месяца немецко-французские визитеры пользовались гостеприимством туземцев, пока чилийское судно не забрало их в Сантьяго, где моряков интернировали до конца войны.

...Люкнер вернулся на родину в глории национального героя. За 9-месячный рейд "Зееадлер" захватил и уничтожил 3 парохода и 13 парусников, при этом не погиб ни один из нападавших либо атакуемых. Это была последняя корсарская вылазка в эпоху пара и брони.

А через много лет старый капитан своим авторитетом спас жизни тысяч горожан Эрфурта. Весной 1945-го непримиримый комендант города решил отклонить предъявленный американскими войсками ультиматум и драться до последнего солдата.

Пожилой граф явился в штаб и, ткнув фанатичного оберштурмфюрера тростью в живот, приказал: "Капитулируй!" Офицер безропотно повиновался.

Феликс фон Люкнер оставил этот мир 13 апреля 1966, на 86-м году жизни. А на остров Мопелия до сих пор нет-нет, да и заявятся кладоискатели.

.

Публикация подготовлена по материалам Г. Гаева, В. Шишковского, И. Бунича.

Просмотров: 412


Наши проекты

Славянские объявления

Календарь дат
12 ноября
Пн 4111825 
Вт 5121926 
Ср 6132027 
Чт 7142128 
Пт18152229 
Сб29162330 
Вс3101724  


На досуге

Справочник Славянска

Знакомства

Подписка
«Каждый день 2 анекдота»
Мой email:
 

Доска объявлений

Читайте нас в социальных сетях:
facebook twitter google+

Славянск TOP-20

© Издательство «Асна». Регистрационное свидетельство ДЦ № 1566, выданное 24.04.2000 г. Ул. Чубаря, 4, г. Славянск, 84112. Тел.: 0(6262) 2-54-89, факс: 2-39-14, E-mail: Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством Украины. При цитировании материалов сайта, прямая гиперссылка на www.tvplus.dn.ua обязательна.

Сайт изготовлен с использованием средств, выделенных USAID. USAID не несет ответственности за содержание сайта. Позиция редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикаций. © 1998-2015

ТВ плюс - региональная газета Северного Донбасса: Славянск, Краматорск, Святогорск, Николаевка, Красный Лиман © АСНА 1998-2016