Новости региона: Славянск, Краматорск, Николаевка, Святогорск и Красный Лиман
новости
ТВ ПЛЮС        

Один год в корейском аду

Увеличить фото...
23 августа, накануне Дня Независимости, в Красном Лимане состоялось открытие памятника воинам-интернационалистам, троим парням из нашего города, погибшим в Афганистане.
20-04-2004

Сегодня уже не секрет, что советские воины-интернационалисты сражались неизвестно за что не только в Афганистане. Среди стран, которые входили в зону "миролюбивых" интересов СССР, были и Вьетнам, и Египет, и Куба, и Корея. С участником войны в последней мне довелось встретиться. Полвека назад краснолиманец Евгений Иванович Датченко, отправившись на действительную службу, оказался на далеком побережье Желтого моря, сам того не ожидая.

ЭШЕЛОН ИДЕТ НА ВОСТОК

В 1951 году Женя Датченко был призван в армию. Службу проходил в подмосковном городе Серпухове в радиолокационных зенитно-прожекторных войсках ПВО Московского военного округа. Служба как служба - занятия в полковой школе, учения, маневры. Постепенно за освоением воинской специальности проходили солдатские будни.

И вот однажды ночью, в сентябре, полк, в котором служил Евгений, был поднят по тревоге. Из всего многонационального подразделения выбрали русских, белорусов и украинцев, отсеяв при этом молдаван, латышей, литовцев и представителей некоторых других национальностей. Приказали сдать все личные вещи, письма, фотографии, деньги. И наутро, едва рассвело, полк погрузили в вагоны. Причем не в обычные теплушки, в которых ездили на сборы, а в пассажирские. Эшелон тронулся. Куда, зачем - никто не объяснял. Командование предупредило лишь, что полк отправляется в правительственную командировку, сроки и место которой не известны. Каких-либо неприятных предчувствий не было - юные солдаты доверяли советскому правительству.

О том, что едут на восток, догадались, оказавшись в Казани. Последовавшие за ней Новосибирск, Улан-Удэ, Чита развеяли последние сомнения относительно маршрута. Кто-то из солдат достал карту из неведомо откуда взявшегося школьного учебника, которая подтвердила приближение к китайской границе. Последней остановкой изматывающего путешествия в неизвестность по товарным станциям и запасным путям стал приграничный Отпор.

После пересечения советско-китайской границы, на подъезде к вокзалу станции Манчжурия, наших солдат встретили портреты Сталина и Мао Цзэдуна, исполненные в ненатурально-громадную величину.

В те годы русский с китайцем были "братьями навек", и пример в дружбе, как водится, подавали генсеки. Китай - так Китай. О том, что их путь лежит в Корею, никто из солдат не предполагал. Что там идет война, знали из газет, в которых проходила рядовая непримечательная информация. Но никто не думал, не гадал, что может оказаться в гуще событий, по ту сторону скудных газетных строк.

Поступила команда покинуть эшелон. После чего вагоны сняли с колес и переставили на тележки, предназначенные для движения по более узкой китайской колее. Пока проходила эта процедура, солдат переодели в форму китайских народных добровольцев без каких-либо знаков различия, с зелеными китайскими звездами на фуражках.

НЕИЗВЕСТНЫЕ СОЛДАТЫ

На 26-ые сутки прибыли к месту назначения - город Аньдун на берегу Желтого моря, на границе с Кореей. Вместе в войсками ПВО приехали и летчики. Всех разместили в бывшем публичном доме, где в то время находился штаб советского командования.

Во время построения один из высоких чинов, судя по выражению лица и зычному голосу (знаков различия не было), заявил новоиспеченным "китайским добровольцам":

- Мы на территории Китайской Народной Республики. Прибыли мы сюда для оказания технической помощи Корейской Народно-Демократической республике по распоряжению ЦК КПСС, советского правительства и командования Московского военного округа. У нас - спецзадание, поэтому никаких званий и фамилий здесь нет. Каждый получает личный номер. Командир роты - ноль первый, командир взвода - ноль второй и так далее. Вас погрузят в машины и отвезут в зону боевых действий. Англо-американские империалисты, которые ведут войну с дружественным нам корейским народом, о нашем участии знать ничего не должны. Если кто-то из вас попадет в плен, а потом окажется в ООН как вещественное доказательство, от вас откажется родная мать. Без автомата - никуда. При приближении неизвестных - стрелять без предупреждения".

После инструктажа всех рассадили в "студебеккеры" по расчетам и повезли непосредственно в пекло. Дымящиеся развалины корейского городка Синыйджу производили жуткое впечатление. В воздухе показались неизвестно чьи самолеты. Пришлось свернуть с дороги и переждать. Лишь теперь девятнадцатилетние парни поняли, что приехали не на прогулку. При виде раскуроченной техники и разбитых домов по телу пробегала дрожь, а под фуражками шевелились волосы. Территория, обработанная напалмом, внушала ужас.

Оказалось, что они здесь не первые. Те, кого они приехали сменить, бородатые, в одних трусах и майках, встретили их автоматным огнем-салютом и криками: "Ура! Наши приехали!"

Таким образом, расчет из 21 человека более чем на год поселился в деревянном домике на одной из сопок. Задача - охрана расположенной на реке Ялуцзян Субхун-ГРЭС, крупнейшей подземной электростанции, обслуживавшей всю Корею и северо-восточный Китай. Именно ее и летали бомбить англо-американские империалисты. Летали нагло и низко по 30-40 бомбардировщиков Б-29 и по столько же истребителей прикрытия. Расчету, в котором был и Евгений Датченко, необходимо было выловить их, если в ночное время - осветить и передать координаты зенитчикам.

В небе над Кореей стоял великий и могучий русский мат, который, впрочем, погоды не делал. Гибли наши летчики, гибли зенитчики, стоявшие в три-четыре заградлинии. Павших в бою хоронили в Порт-Артуре. Домой никого не отправляли.

Преимущество американцев в воздухе закончилось лишь после того, как в Корею прибыла эскадрилья под командованием трижды Героя Советского Союза Ивана Кожедуба на новеньких МИГ-17.

Американцы стали летать выше, да и показывались намного реже.

Во время одного из боев из подбитого американского самолета катапультировался пилот, и командир взвода, краматорчанин, старший лейтенант Белик скомандовал: "Ану, хлопцы! Давай в "студебеккер"! Поймаем летчика, посмотрим, что там за империалист!"

Корейские солдаты, подоспевшие к летчику раньше, высказали неодобрение при появлении наших военнослужащих. Дескать, мы могли бы взять американца в плен и обменять на своего, теперь же летчика придется расстрелять, потому что он видел русских.

А советские газеты того периода писали: "Как и все миролюбивые силы, Советский Союз оказывает экономическую и техническую помощь борющемуся корейскому народу. Корейские летчики и зенитчики хорошо овладели советской военной техникой и успешно поражают американских стервятников в воздушных боях и огнем зенитной артиллерии".

ВОЕННО-ПОЛЕВЫЕ БУДНИ С ПРИМЕСЬЮ РОМАНТИКИ

Служба в Корее состояла не только из боев и бомбардировок. Бывали и передышки. Поначалу, пока не обжились, ребята точно следовали инструкции и даже в туалет ходили по трое: один нуждающийся и два человека охраны. Все - с автоматами.

Пообвыкшись, начали спускаться с сопки в близлежащую деревеньку. Подружились с местным населением, угощавшим наших солдат рисовой водкой, собачатиной и длинными, не в пример нежинским огурцами. Обзавелись подсобным хозяйством: развели кур и съедобных собак, выменяли на солярку ишака, чтобы возить воду.

В близлежащей деревушке жили корейцы и японцы, между которыми сложились неприязненные отношения и часто возникали конфликты на национальной почве.

Японские бедные семьи переехали сюда после захвата Японией новых территорий. Когда Корея была освобождена, японская администрация свернулась и была такова, а поселенцы остались: деваться им было некуда - ничего лучшего на родине их не ожидало.

С одной из таких семей дружили и наши ребята. Случилось так, что во время очередной межнациональной резни корейцы убили хозяина японской семьи, а его молодая жена в поисках укрытия и защиты прибежала к нашим солдатам. Пятеро из них, недолго думая, помчались в село на "разборки". Но прибывшая к тому времени полиция осадила их воинственный пыл, предупредив, что наведение внутреннего порядка не входит в компетенцию советских военных. Тем не менее японка осталась в расположении взвода.

Ребята обратились к командиру полка полковнику Столбову с просьбой поселить беженку у них, тем более, что родных у нее уже не было, а работа для нее нашлась бы - стирать и готовить. Полковник оказался понимающим человеком и ходатайствовал перед вышестоящими инстанциями о принятии японской девушки вольнонаемной в Советскую Армию. Так Кико Оцуи осталась в рядах СА. А немного спустя у нее появился ухажер, один из бойцов - Холодков. После войны они поженились и, возможно, живут где-то и до сих пор. Вот такая романтическая история.

А через год и два месяца пребывания в Корее военно-полевая романтика закончилась. В одну из ливневых ночей поступила команда зачехлить технику, уничтожить все следы пребывания и немедленно выехать в Аньдун.

Нескончаемой вереницей тянулись по дороге к китайской границе машины с людьми и техникой. А возле моста на переправе через реку Ялуцзян творилось столпотворение и слышалась польская, чешская и русская ругань. Эти войска стран Варшавского договора в спешном порядке покидали Корею: между враждующими сторонами было объявлено перемирие, и международная Комиссия ООН, желая проверить, кто воевал на стороне Ким Ир Сена, наступала нашему воинству на пятки.

И НА ГРУДИ ЕГО СВЕТИЛАСЬ МЕДАЛЬ ЗА ГОРОД...?

На этом война в Корее для наших закончилась. Чуть более полугода они провели в Китае. А перед отъездом всем солдатам вручили по две медали: одну - от корейского правительства, другую - от китайского. В Манчжурии получили свое старое обмундирование и в измятой форме похожие на бомжей вернулись на родину. В телячьих вагонах.

После службы Евгению Датченко трижды через каждые пять лет приходилось давать подписку о неразглашении. Потом вызывать перестали. И лишь в 1987 году, при Горбачеве, в военкомате выдали удостоверение участника боевых действий. Где и в каких боях участвовал - не указано.

- В общем, ничего особенного, ничего выдающегося, - говорит Евгений Иванович. И после паузы добавляет: - Хотя с другой стороны мог бы и не вернуться.

Сейчас пенсионер Датченко получает положенную ему пенсию участника боевых действий и открытки с Днем Победы ежегодно. Иногда позвонят из Совета ветеранов: то медаль Жукова за 7 гривен предложат купить, то пригласят его, неходячего, послушать в ДК выступление А. Хунова.

Перед каждым Днем Победы приходят "галочные" врачи, интересуются здоровьем.

- А так целый год никому ты не нужен: ни помощи, ни лекарств, - горько констатирует ветеран Кореи. - Чтобы о тебе помнили, нужно умереть. А до живого никому нет дела.

Остается добавить, что все имена и фамилии участников вышеупомянутых событий - подлинные.

Просмотров: 100


Наши проекты

Славянские объявления

Календарь дат
23 сентября
Пн 3101724 
Вт 4111825 
Ср 5121926 
Чт 6132027 
Пт 7142128 
Сб18152229 
Вс29162330 


На досуге

Справочник Славянска

Знакомства

Подписка
«Каждый день 2 анекдота»
Мой email:
 

Доска объявлений

Читайте нас в социальных сетях:
facebook twitter google+
Loading...
Славянск TOP-20

© Издательство «Асна». Регистрационное свидетельство ДЦ № 1566, выданное 24.04.2000 г. Ул. Чубаря, 4, г. Славянск, 84112. Тел.: 0(6262) 2-54-89, факс: 2-39-14, E-mail: Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством Украины. При цитировании материалов сайта, прямая гиперссылка на www.tvplus.dn.ua обязательна.

Сайт изготовлен с использованием средств, выделенных USAID. USAID не несет ответственности за содержание сайта. Позиция редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикаций. © 1998-2015

ТВ плюс - региональная газета Северного Донбасса: Славянск, Краматорск, Святогорск, Николаевка, Красный Лиман © АСНА 1998-2016